徐曼琳 
Translator

on Lyrikline: 10 poems translated

from: russo to: chinês

Original

Translation

[Каждый божий день, кроме выходных и праздничных...]

russo | Maxim Amelin

Каждый божий день, кроме выходных и праздничных,
когда без надобности особой смысла нет
из дому выдвигаться в сторону центра,
с невыносимым скрежетом, скрипом, сипом,
визгом и лязгом, царапающим и дерущим насквозь

барабанные перепонки, на сумасшедшей скорости
поезд подземный привычно проносит меня
мимо того самого места, между Автозаводской
и Павелецкой, где моего приятеля, не из близких,
тихого человека и семьянина, каких ещё поискать,

собутыльника мирового и страстного книжника,
ни гроша не стяжавшего честным себе трудом,
Борю Гелибтера (помяни в молитвах имя его, живущий!)
разорвало в куски во время взрыва шестого
февраля две тыщи четвёртого года от Рождества

Христова, в пятницу, в тридцать две минуты девятого,
едущего на работу в утренний час пик,
не подозревая, что ему, бедолаге, за пятьдесят четыре
дня до сорокатрёхлетия в самое средоточье
угодить (о случайность бессмысленная!) суждено,

и приходят мне в голову то проклятия гневные:
«Тем, кто отдал не дрогнув страшный приказ, и тем,
кто, сознавая и ведая, что творит, исполнил,
пусть не будет покоя ни на том, ни на этом свете,
ни в холодных могилах, ни в жарких постелях телам

их не спится, а душам готовится кара сугубая!» —
то смиренные мысли о том, что непостижим
человеческому разумению небесный промысел тайный
и к нему подступаться с мерой земной бесполезно,
что рождение смертных, жизнь и кончина в руках

у Творца, всех блаженных Своих обратно зовущего:
«Да пребудет благословен возлюбленный Мной!» —
то предчувствия смутные, мол, если Общего дела
философ окажется прав и точнейших данных
для грядущего воскрешения понадобится цифирь,

можно будет её почерпнуть отсюда, и в опровержение
горьких слов иного мыслителя доказать,
что поэзия после Освенцима и ГУЛАГа, кровавых
революций и войн, Хиросимы, Багдада, Нью-Йорка
может быть, но какой? — кто знает, — возможно, такой.

from: М. Амелин. Гнутая речь
М.: Б.С.Г.- Пресс, 2011
Audio production: Новая карта русской литературы

[每个神赐的日子,除去休息日和节假日...]

chinês

每个神赐的日子,除去休息日和节假日,
走出家门去往城市的中心
实在没有必要也没有意义,
那里尽是难以忍受的轧轧声,吱吱声,嘶哑声,
尖叫声和哗啦声,它们不停地抓挠和撕碎

耳膜,地铁车厢以疯狂的速度
习惯性地载着我经过那个地方,
在汽车制造厂站和巴维列茨站[1]
之间,我的好友被炸成了碎片
他不是我最亲近的人,却是难觅的好人,

他安静,顾家,酷爱世界各地的美酒,
他是狂热的藏书家,每个戈比都是诚实的
劳动所得,波利亚·格里博杰尔
(活着的人们,祈祷时请提及他的名字!)
公元二零零四年二月六日,

周五,八点三十二分,
早高峰时他在赶着上班的路上,
这可怜的家伙,还差五十四天
就满四十三岁,却在生命的如日中天
(噢,因荒谬的偶然!)注定死于非命,

我的脑子里时而出现愤怒的诅咒:
“那些不眨眼就发布可怕命令的人,和那些,
知道自己在做什么,却依然去执行的人,
你们将不得安宁,无论在这个世界还是那个世界,
无论在炽热的床头,还是冰冷的墓地,

你们的身体将无法安睡,内心将接受加倍的惩罚!”
时而是谦恭的思想——人类的智力
无法领会上天神秘的意志,
以尘世的标准接近它毫无意义,
凡人的诞生,生命和终结都在创世主的

掌控之中,他召回所有蒙福之人:
“我爱的人,祝福你们永远幸福!”——
时而又是不安的预感,如果
共同事业的哲人[2]是正确的,那么
未来的复活将需要准确的数字,

可以用这数字,来反驳别的思想家[3]
痛苦的词语,奥斯维辛和古拉格之后,血腥的
革命和战争之后,广岛、巴格达
和纽约之后,诗歌可能还会有,但它会是
什么样?——谁知道,——也许,就是这样。

 

[1]汽车制造厂站和巴维列茨站皆为莫斯科的地铁站名。

[2]尼古拉·费奥多罗夫(1828—1903),俄罗斯哲学家,著有《共同事业的哲学》,该书论证了人类主要的目的就是——使先辈复活,为此需要复活者的准确数据。——原注

[3]指奥地利哲学家西奥多·阿多诺,他曾说:奥斯维辛之后,写诗是野蛮的,也是不可能的。

徐曼琳译

«Храм с аркадой»

russo | Maxim Amelin

В Судакской крепости, если от Главных
ворот — налево — до локтя стены —
и вверх, особым на первый праздному
зеваке с виду ничем не приметный,
с торчащего зубом во рту столпа
единственным и с полушарием купола

по-над осьмигранником кратковыйным,
сей дом Господень, куда чередой
в устах отверстых с молитвами мирными
одни за другими, что на берег волны:
из диких нахлынувшие степей
законопослушники Магометовы

петь «Ля илляха илля-Лла» протяжно;
по зыбкому от Лигурийских пучин
пути пришельцы искусствоносные
свой строгий отчётливо «Патэр ностэр»
на мёртвом наречии повторять;
со «Шма Исраэль» далёкой изгнанники

земли, во всём полагаясь на свиток,
чьи буквы ведомы наперечёт;
пространств на суше завоеватели
и на море, «Отче наш» возглашая,
крюкам доверяться и знаменам;
простых прямые Мартина грозного

писаний наследники с «Фатэр унзэр»;
единоприродным Вышнего чтя,
из злачных вкруг древней Ноевой пристани
юдолищ выходцы, дабы страстно
«Хайр мэр» твердить и лелеять грусть,
рассудку низкому неподвластную, —

все были некогда здесь, а ныне —
в открытый с восьми до восьми музей,
где фрески, михраб и разноязычные
по стенам надписи, вход свободный,
и внемлет мольбам одинаково Бог
всего разобщенного человечества.

 

Храм находится в г. Судак (Республика Крым) на территории старинной Генуэзской крепости. За более чем семисотлетнюю свою историю он был мусульманской мечетью (дважды), католическим собором, протестантской кирхой, армянской церковью, православным храмом и еврейской синагогой; в начале 2000-х гг. там располагался музей. — Примечание автора

from: М. Амелин. Гнутая речь
М.: Б.С.Г.- Пресс, 2011
Audio production: Новая карта русской литературы

《带拱廊的教堂》

chinês

在苏达克要塞,如果你从正门
向左——再到城墙转角处——
向上,第一眼似乎并无什么
特别之处,对于无聊的闲人
那挺立的柱子无异于嘴里
唯一的牙齿,还有半圆的穹顶

被短脖颈般的八边形檐壁撑起,
这所房子属于上帝,人们从这里
鱼贯而入,张着嘴平静地祈祷,
好似波浪拍岸,一群接着一群:
他们是从蛮荒的草原上涌来的
奉公守法的穆罕默德,

他们曼声吟唱“万物非主,唯有安拉”[1]
他们是从异域来的艺术家,
沿利古里亚海边颠簸不平的小径走来,
他们用自己僵死的语言清晰地
重复着严格的祈祷语“我们的父啊”[2]
他们是从遥远之地来的逃亡者[3],吟诵着

“听吧,以色列”,他们醉心于
书卷,其上的文字都很熟悉;
他们是陆地和海洋的征服者,
宣告着“我们的父啊”,
相信乐谱符号钩子和旗子[4]
他们是可怕的马丁的直接继承人

从“我们的父啊”[5]继承了他质朴的言辞;
他们是从肥沃的谷地来的移民,
在诺亚方舟停靠的地方[6],景仰
唯一的真神,为的是热烈地
反复颂唱“我们的父啊”[7],并怀着
不受低下的理性控制的忧郁。——

他们都曾在某个时刻来到这里,如今——
这里已变为博物馆,从清晨八点
至晚上八点,可以自由出入,
这里有壁画、壁龛[8],墙上有各种语言的
题词,上帝会以同样的耐心聆听
他们的哀求,整个冷漠疏离的人类。

 

教堂位于苏达克市(克里米亚共和国)在古老的热那亚要塞内,在超过七百年的历史中该教堂曾作为伊斯兰教清真寺(两次),天主教教堂,新教教堂,亚美尼亚教堂,东正教教堂和犹太教堂使用。——原注

[1]原文为阿拉伯语的俄语音译,穆斯林祈祷语的开头部分。——原注

[2]原文为拉丁语的俄语音译,天主教祈祷语的开头部分。——原注

[3]原文为古犹太语的俄语音译,犹太教祈祷语的开头部分。——原注

[4]钩子和旗子——古俄罗斯记录乐谱的符号,但此处也用词典中这两个词的第一个意义进行语言游戏。——原注

[5]原文为德语的音译,是新教祈祷语的开头部分。——原注

[6]指阿勒山,圣经故事中大洪水之后诺亚方舟就停靠在此处。——原注

[7]原文为亚美尼亚语的音译,意为“我们的父啊”,是亚美尼亚祈祷语的开头部分——原注

[8]清真寺墙上的壁龛,面向麦加的方向,是穆斯林祈祷的方向。——原注

徐曼琳译

[По утрам, восстав как из гроба...]

russo | Maxim Amelin

По утрам, восстав как из гроба,
продираю глаза с трудом
и, расплывчато глядя в оба,
сам не зная, куда ведом,

в мысленной барахтаюсь каше,
полудрёму и полуявь
разграничить силюсь, но чаши
весовые — то влевь, то вправь —

ни на миг не могут на месте
удержаться, — сквозь сновидень
глас трубы, запечённой в тесте,
внятно слышу, на Судный день

пробуждение — мню — похоже,
выбирая одно из двух —
онеметь, иль воскликнуть: «Боже!
мой Тебе утреннюет дух».

 

* Всё стихотворение представляет собой джазовую импровизацию на тему двух стихов из «Евгению. Жизнь Званская» (1808) Гавриила Державина: «Восстав от сна, взвожу на небо скромный взор, / Мой утреннюет дух правителю вселенной…» — Примечание автора.

from: М. Амелин. Конь Горгоны
М.: Время, 2003
Audio production: Новая карта русской литературы

[每天清晨,我在棺木中醒来...]

chinês

每天清晨,我在棺木中醒来,
费力地睁开惺忪的双眼,
竭力想看清模糊的世界,
连自己也不知道,该去向何方,

我在思想的稀粥里挣扎,
哪一半是迷茫,哪一半是清醒
我试图弄清,可是秤上的
粥碗——时而向左,时而向右倾——

一刻也无法在一个点上
站稳,——穿过梦境
号角的声音,和着面烘烤,
它清醒可听,惟愿

我能苏醒——就像最后的审判,
二者必选其一——
要么噤口不语,要么大声呼喊:“主啊!
早祷时为你献上我的心灵”。 

徐曼琳译

[Огромная туша мёртвой косатки...]

russo | Maxim Amelin

Огромная туша мёртвой косатки,
волнами выброшенная свирепыми,
на пустынном валяется берегу.

Лоснящийся бок июльскому солнцу
подставив, плотная и тяжёлая,
она уже начала разлагаться и гнить.

Вскоре громада прежнюю форму
утратит, лишится былой упругости,
грузно потом осядет и оплывёт.

Душный прогорклого жира запах
неуловимо, но властно тем временем
воздух окрестный вытеснит весь.

Наверно, недели, месяцы, годы
должны пройти, прежде чем жители
мест отдалённых голый остов найдут.

Они на мелкие части распилят
его, из костей вырежут украшения
и напишут на них о бренности бытия.

from: М. Амелин. Гнутая речь
М.: Б.С.Г.- Пресс, 2011
Audio production: Новая карта русской литературы

[逝去的虎鲸巨大的躯体...]

chinês

逝去的虎鲸巨大的躯体,
被凶狠的海浪抛出,
在荒芜的岸上滚动。

发亮的侧体暴露在七月的阳光下,
结实而沉重的身躯,
已经开始腐烂解体。

这个庞然大物很快就会丧失
往昔的体形,失去过往的弹性,
被重重地冲刷塌陷。

酸腐的皮肉闷浊的气味
虽难以察觉,却被周遭的
空气威严地带离此地。

也许,几周,几个月,几年
过去后,遥远之地的居民
才能找到它裸露的骨架。

人们把它锯成小块,
用骨头雕琢成饰品,
刻下存在易逝的印记。

徐曼琳译

Изваяние Силена в Капитолийском музее

russo | Maxim Amelin

                                              Ирине Ермаковой

Безымянного страж именитый сада,
бородатый, косматый, великорослый,
с переброшенной шкурою через рамо
                        кососаженное,

козлоногий, мудастый, парнокопытный,
многогроздую между рогов кошницу
подпирающий шуйцей, в деснице свесив
                        кисть виноградную, —

что печаль по челу пролегла, Силене?
Мрачноличен зачем и понуровиден?
Ах, и кто же, скажи, не стыда, не срама, —
                        уда заветного,

прямотою прославленного стрекала
кто лишил-то тебя? За какие вины?
Неужели твои сочтены проказы
                        за преступления?

Позабыт-позаброшен толпой пугливых
прежде нимф, нагловатых насмешниц ныне, —
хоть гоняйся за ними, хоть не гоняйся,
                        всё одинаково,

ибо надо, поймавши, сражать, а нечем.
Потерявшему большее потерявшим
меньшее не наполнить обломком лона
                        влаготочивого, —

ни на что похотливый скопец не годен,
безоружный же муж никому не нужен,
оттого и поставлен в музее — Музам
                        на поругание.

from: М. Амелин. Конь Горгоны
М.: Время, 2003
Audio production: Новая карта русской литературы

卡比托利欧博物馆的西勒诺斯雕像

chinês

              致伊丽娜·叶尔马科娃

无名花园的著名守卫,
身材魁梧,须髯如戟,头发蓬乱,
斜搭着毛皮的肩膀足有
          一俄丈宽,

你有一双山羊腿,偶蹄足和巨大的臀,
两角之间是盛满花果的柳条篮
左手支撑着身体,右手的葡萄串
          向上托起,——

你的额头横亘着怎样的悲伤,西勒诺斯?
为何忧郁愁闷,萎靡不振?
噢,告诉我,是谁,直接用——
          高贵的刺刀,

让你失去了神秘的男根?
这是何等的耻辱?你到底有什么罪?
难道因为你的越轨行为
          被认定为犯罪?

遗忘抛弃你的首先是一群胆怯的
大自然女神,她们放肆无礼地嘲笑你,
你追逐她们也好,不追也罢,
          都没有区别,

因为追上她们,你必须战斗,可你手无寸铁。
你失去了太多,她们几乎毫发无损
断臂残肢的你对于她们已是
          欲壑难填,

淫荡的阉人有何用处,
没有武器的男人无人需要,
因而把这雕像置于博物馆中——缪斯面前
          任其羞辱蹂躏。

徐曼琳译

[Мне хотелось бы собственный дом иметь...]

russo | Maxim Amelin

Мне хотелось бы собственный дом иметь
на побережье мёртвом живого моря,
где над волнами небесная стонет медь,
ибо Нот и Борей, меж собою споря,
задевают воздушные колокола,
где то жар, то хлад, никогда — тепла.

Слабым зеницам закат золотой полезней,
розовый, бирюзовый, и Млечный путь,
предостерегающий от болезней,
разум смиряя, чуткий же мой ничуть
не ужаснётся рокотом слух созвучий
бездны, многоглаголивой и певучей.

Сыздетства каждый отзыв её знаком
мне, носителю редкому двух наречий,
горним, слегка коверкая, языком
то, что немощен выразить человечий,
нараспев говорящему, слов состав
вывернув наизнанку и распластав.

Что же мне остаётся? — невнятна долу
трудная речь и мой в пустоту звучал
глас, искажаясь, — полуспасаться, полу-
жить, обитателям смежных служа начал,
птице текучей или летучей рыбе,
в собственном доме у времени на отшибе.

from: М. Амелин. Конь Горгоны
М.: Время, 2003
Audio production: Новая карта русской литературы

[我想有一所自己的房子...]

chinês

我想有一所自己的房子
在充满生机的大海死气沉沉的海滨,
海浪之上青铜色的天空在叹息,
因为诺托斯和玻瑞阿斯相互争斗,
触动了空中的风铃,
那里时而酷暑,时而严寒,从未有过——温暖。

金黄色,玫瑰色和青绿色的晚霞,
对脆弱的瞳孔十分有益,还有银河
给我庇护,让我远离疾病,
让我神志安宁,我敏锐的听觉
一点也不害怕大海深处的轰鸣,
它虽然涛声喧哗但却和谐动听。

从童年时起它的每一声回响我都熟悉,
我是少有的通晓两种语言的人,
人类翻遍词典尽情铺展的
词汇都无法表达的旨趣,
天国的语言,稍加改变,
就能用歌唱的声调,将其呈现。

那我还剩下什么?——在大地上
这艰深的语言模糊不清,我的声音在空谷中
响起,虽已失去本意,——一半自救,一半
活着,为那些有相似天性的居民,
为游弋的鸟儿或者飞翔的鱼儿,
在自己的房子里孤独地与时间为邻。

徐曼琳译

[Долго ты пролежала в земле, праздная...]

russo | Maxim Amelin

Долго ты пролежала в земле, праздная,
бесполезная, и наконец пробил
час, — очнулась от сна, подняла голову
тяжкую, распрямила хребет косный,

затрещали, хрустя, позвонки — молнии
разновидные, смертному гром страшный
грянул, гордые вдруг небеса дрогнули,
крупный град рассыпая камней облых,

превращающихся на лету в острые
вытянутые капли, сродни зёрнам,
жаждущим прорасти всё равно, чем бы ни
прорастать: изумрудной травой или

карим лесом, ещё ли какой порослью
частой. — Ты пролежала в земле долго,
праздная, бесполезная, но — вот оно,
честно коего ты дождалась, время, —

ибо лучше проспать, суетой брезгуя,
беспробудно, недвижно свой век краткий,
чем шагами во тьме заблуждать мелкими
по ребристой поверхности на ощупь,

изредка спотыкаться, смеясь весело,
проповедуя: «Всё хорошо, славно!» —
потому-то тебя и зовут, имени
подлинного не зная, рекой — речью.

from: М. Амелин. Конь Горгоны
М.: Время, 2003
Audio production: Новая карта русской литературы

[你躺在大地上已经很久,浑浑噩噩...]

chinês

你躺在大地上已经很久,浑浑噩噩,
碌碌无为,钟声终于响起
你从睡梦中清醒,抬起
昏沉的头,伸直弯曲的背脊。

椎骨脆裂,劈啪作响——如闪电
千奇百怪,发出骇人致命的
轰响,骄傲的天空突然间颤抖,
抖落下圆石一般硕大的冰雹,

冰雹在飞翔中变成尖锐的
细长的水滴,就像种子,
渴望发芽,无论如何一定
要长大:无论像翡翠般的青草或者

榛树林,或者任何一种稠密的
灌木林。——你躺在地上已经很久,
浑浑噩噩,碌碌无为,但那就是——
你忠实等待的东西,时间,——

因为厌恶这忙乱,最好睡过去,
一动不动,沉沉地睡过这短短的世纪,
总好过在黑暗中用细碎的脚步
踏过这凸凹不平的大地。

有时绊上一跤,你也会欢快地笑笑,
并且说道:“一切都好,好极了!”——
因为不知道你的真名,所以
人们把你叫做河流——言语之河。

徐曼琳译

[Старый фотограф с треножником из дюрали...]

russo | Maxim Amelin

Старый фотограф с треножником из дюрали
бродит по пляжу тщетно в поисках тех,
кто пожелал бы снимок на фоне дали
Бельта ли, гор ли песчаных, но — как на грех —

никого: никому ничего не надо, —
отдыхающих тыщи снабжены
кодаками, поляроидами — не досада
неимоверной, но сожаление — глубины.

Бос, молчалив, минуя свалку людскую,
он по песку одной, по волне другой,
полон тоской, которой и я тоскую,
не оставляя следов, ступает ногой.

Из сыновей приёмных златого Феба
самый последний — самый любимый ты!
брось свой треножник, фотографируй небо,
море и солнце, блещущее с высоты.

from: М. Амелин. Dubia
СПб.: ИНАПРЕСС, 1999
Audio production: Новая карта русской литературы

[老摄影师抗着铝制的三脚架...]

chinês

老摄影师抗着铝制的三脚架
为了寻觅徒劳地徘徊在沙滩上,
有谁愿意以远方为背景照相
或者海湾,或者砂山,但——实在让人沮丧——

没有人:没有人需要,——
众多的度假者都全副武装,
柯达和宝丽来不计其数——这并非懊丧,
可是难以置信,内心的遗憾——幽长。

他默默地从人群中走过,
赤脚经过沙滩,踏过海浪,
他迈步向前,没留下任何痕迹,
内心充满惆怅,那也是我的惆怅。

在金色的福珀斯的养子里
最小的——最受宠的就是你!
扔掉你的三脚架,去拍摄天空,
海洋和那苍穹中耀眼的太阳。

徐曼琳译

[Циклопов язык из одних согласных...]

russo | Maxim Amelin

Циклопов язык из одних согласных:
шипящих, сопящих, небных, губных,
гортанных, — меж древлезвонкопрекрасных
ему не затеряться. На них

восславить лепо сребро потока,
волос любимой нощную ткань,
пропеть про грустно и одиноко,
земли и неба звенея брань

и чаши с горьким питьём. А этим,
как око единым на голом лбу,
сродни изрыгать проклятья столетьям
и всей вселенной трубить судьбу.

Нет равных ему в наречиях дольних,
безгласному, — люди на нём молчат.
Заткнись и ты, мой болтливый дольник, —
язык циклопов суров и свят!

from: М. Амелин. Холодные оды
М.: Symposium, 1996
Audio production: Новая карта русской литературы

[基克洛普斯的语言只有辅音...]

chinês

基克洛普斯的语言只有辅音:
唏音,咝音,腭音,唇音,
喉音,——在古老而响亮的美妙声音中
它不会消失殆尽。用它们

去颂扬隽美溪流的闪闪银光,
歌唱爱人的发丝乌黑如锦,
吟唱的声音孤独而忧伤
天空与大地争战骤起,

再把苦涩的酒一饮而尽。这声音,
就像裸露的额头上唯一的眼睛,
向所有时代喷出诅咒的话语
如小号向宇宙吹响命运之曲。

任何下界的土语都不能与之相比,
这无声的语言,——人们也因之沉默不语。
你也闭嘴吧,我喋喋不休的抑抑扬格,——
基克洛普斯的语言神圣而严厉!

徐曼琳译

[Поспешим...]

russo | Maxim Amelin

                       Поспешим
          стол небогатый украсить
              помидорами алыми,
петрушкой кучерявой и укропом,

                       чесноком,
          перцем душистым и луком,
              огурцами в пупырышках
и дольками арбузными. — Пусть масло,

                       как янтарь
          солнца под оком, возблещет
              ослепительно. — Чёрного
пора нарезать хлеба, белой соли,

                       не скупясь,
          выставить целую склянку. —
              Виноградного полная
бутыль не помешает. — Коль приятно

                       утолять
          голод и жажду со вкусом! —
              Наступающей осени
на милость не сдадимся, не сдадимся

                       ни за что. —
          Всесотворившему Богу
              озорные любовники
угрюмых ненавистников любезней.

from: М. Амелин. Конь Горгоны
М.: Время, 2003
Audio production: Новая карта русской литературы

[快来 装点这朴素的桌子...]

chinês

                       快来
          装点这朴素的桌子,
              用鲜红的番茄,
用茴香和卷曲的西芹,

                       用蒜,
          用芳香的花椒和洋葱,
              用长着小毛刺的黄瓜
和一块块西瓜。——让黄油,

                       如琥珀般
          的太阳在眼前,闪现
              耀眼的光芒。——是时候了
切几块黑色的面包,再撒满白色的盐,

                       千万别吝啬,
          请拿出整整一瓶儿。——
              满瓶的葡萄酒
也不会碍事儿。——多么愉快

                       如果能
          消饥解渴,又能咀嚼品味!
              那将至的秋天
无论如何我们绝不向你祈求,绝不祈求

                       你的恩典。——
          创造万物的上帝啊
              淘气的情人
比阴郁的怀疑者更得你宠爱。

徐曼琳译