Sasha Spektor  (Саша Спектор)
ÜbersetzerIn

auf Lyrikline: 5 Gedichte übersetzt

aus: russisch nach: englisch

Original

Übersetzung

[не подумай, что это бездомный...]

russisch | Semyon Khanin

не подумай, что это бездомный
просто он потерял ключи
и четвёртый месяц ночует на ступеньках
мебельного магазина

кажется ему не очень удобно
в такой скрюченной позе
а на самом деле он акробат
и так ему намного сподручней дремать

с чего ты взяла, что он умер
подумаешь, не дышит
чего ещё ждать от продвинутых йогов
умеющих задерживать дыхание на многие годы

ну, точнее, почти навсегда

© Semyon Khanin / Семён Ханин
aus: Семён Ханин. Вплавь
Рига: Орбита, 2013
ISBN: 978-9934-8361-4-5
Audio production: Semyon Khanin / Семён Ханин

[do not think he is homeless...]

englisch

do not think he is homeless
he simply lost his keys
and for the past four months he’s been sleeping
in front of a furniture store

you might think he’s uncomfortable
all doubled up like that
in fact he’s an acrobat
and finds this posture handy for dozing

what makes you think he’s dead
so what if he isn’t breathing
what else do you expect from a yoga master
who can hold their breath for years at a time,

almost forever, to be exact

Translated by Anton Tenser, Sasha Spektor, and Daniil Cherkassky
Hit-parade: The Orbita Group. NY: Ugly Duckling Presse, 2015.

[не мог её узнать...]

russisch | Semyon Khanin

не мог её узнать
и чтобы посмотреть
она ли это на самом деле
я подошёл поближе

другая сумочка, причёска
глаза другого цвета
а всё же это была она

и я смешался
не знал совсем что делать

но пересилив робость
приблизился ещё
взял за руку, погладил

баллончик со слезоточивым газом
достав, она мне пшикнула в лицо

весь в газированных болезненных слезах
ослепший, всхлипывая, извиваясь
я неожиданно вошёл в неё

и вышел с другой стороны

обернулся —
нет, всё-таки это была не она 

© Semyon Khanin / Семён Ханин
aus: Семён Ханин. Вплавь
Рига: Орбита, 2013
ISBN: 978-9934-8361-4-5
Audio production: Semyon Khanin / Семён Ханин

[I couldn’t recognize her...]

englisch

I couldn’t recognize her
and just to verify
that it’s really her
I came up closer

a different handbag, hairdo redone
eye color altered
still it was her

this baffled me
I simply did not know what to do

but pulling myself together
I came closer still
got a hold of her hand and petted it

taking out a can of pepper spray
she sprayed my face

all covered with sickly fizzing tears
blinded, sobbing, squirming
all of a sudden I entered her

came out the other side

turned to look back–
no, it wasn’t her after all

Translated by Anton Tenser, Sasha Spektor, and Daniil Cherkassky
Hit-parade: The Orbita Group. NY: Ugly Duckling Presse, 2015.

[Я уехал в Монголию, чтобы поверить весёлому сну...]

russisch | Leonid Schwab

Я уехал в Монголию, чтобы поверить весёлому сну, 
Сопровождал военизированный караван, 
Подножка вертолёта скользнула по виску, 
На всю жизнь остался фиолетовый шрам.

Подростки латали бечёвкою войлочный мяч,
Пастухи выпивали, передавая узкий стакан.
Я оставался в полном сознании, чтобы слышать приказ,
У развилки дорог стоял истукан.

К ночи пыль оседала, я споласкивал рот,
Освобождался от наплечных ремней,
Удары сердца я воспринимал как пароль
И гордился озабоченностью своей.

И, обернувшись худым одеялом, как учил проводник,
Я слышал было шаги развесёлого сна,
Но являлся мой старший брат и песен не заводил,
И простуженно кашлял, и исчезал, как луна.

Я звал его, шарил по воздуху непослушной рукой,
Обыскивал местность при поддержке ночного огня,
И товарищи, смертельно уставшие за переход,
Угрожали избавиться от меня.

© Leonid Schwab/Леонид Шваб
aus: Poverit’ v botaniku
Moskva: Novoye literaturnoye obozreniye, 2005
Audio production: Aquanaut studio

[I left for Mongolia to believe in a merry dream...]

englisch

I left for Mongolia to believe in a merry dream,
I accompanied a paramilitary crew,
The helicopter skid grazed me near the ear,
I was left with a permanent purple scar.

The teenagers patched a felt ball with twine,
The shepherds drank, passing the narrow cup.
I remained fully conscious ready for a command,
A stone dummy stood at the turn.

The dust would settle by nighttime; I washed my mouth;
I freed myself from the shoulder straps;
I read my heartbeats as passwords,
Was preoccupied and proud of it.

Wrapping myself in a threadbare blanket as I was taught,
I would almost hear the footsteps of the merriest dream.
But my older brother would come and he would not sing
He would begin to cough and then, like the moon, disappear.

I shouted after him, searched the air with a disobedient hand,
At night, guided by fire I scanned the perimeter
And my comrades, mortally tired after the march,
Threatened to get rid of me once and for all.

Translated by Sasha Spektor, Daniil Cherkassky, and Anton Tenser
The Brooklyn Rail, January 2011.

[Кришна не плачет...]

russisch | Leonid Schwab

Кришна не плачет. 
Медведи в саду преследуют дочь англичанина. 
Назревает гроза, девочка схоронилась за камнем. 
За оградой произрастают петунии. 
Чем меньше планета, тем молния долговечней.

На рассвете стучится домой со товарищи англичанин, 
Девочка спит на траве, дождь перестал. 
Вместо медведей мы видим сборщиков хлопка.

© Leonid Schwab/Леонид Шваб
aus: Poverit’ v botaniku
Moskva: Novoye literaturnoye obozreniye, 2005
Audio production: Aquanaut studio

[Krishna does not cry...]

englisch

Krishna does not cry.
In the garden bears chase the Englishman’s daughter.
The storm ripens; the girl takes cover behind a stone.
Petunias blossom behind the fence.
The smaller the planet, the more everlasting the lightning.

At dawn the Englishman and pals try to get back into the house;
The girl sleeps in the grass; the rain stopped.
In place of bears we see cotton pickers.

Translated by Sasha Spektor, Daniil Cherkassky, and Anton Tenser
The Brooklyn Rail, January 2011.

[Я сделан из сыра у меня голова старика...]

russisch | Leonid Schwab

Я сделан из сыра у меня голова старика
По свистку начинается жизнь с середины
Я стою над оврагом с оленем сверчком или братом
В житейском смысле нас зовут Алёша

Поднимается вихрь как простейший пограничный заслон
Вырастают грибы из бумаги я стою на часах
Со сдобною булкой как с осколочной бомбой
Чтобы не растревожить родных

Я колкостей не люблю
Трепетание малых событий порождает а) правителя молодого
б) земледелие вечного лета
Любовь начинается с ложки компота

Мне трудно заплакать Алёша а жить неизмеримо легко
Навстречу выходит невеста умыться с дороги
По касательной к дому плывут панорамные цирки
И я как демон слеп и глух как демон

© Leonid Schwab/Леонид Шваб
aus: Poverit’ v botaniku
Moskva: Novoye literaturnoye obozreniye, 2005
Audio production: Aquanaut studio

[I’m made out of cheese my head is that of an old man...]

englisch

I’m made out of cheese my head is that of an old man
At the sound of a whistle life begins from the middle
At the top of the valley I stand with a deer a cricket or a brother
In a worldly sense our name is Alyosha
The hurricane rises as a first line of border defense
Mushrooms grow out of paper I stand watch
Holding a cinnamon bun like a splinter grenade
So as not to alarm the relations
I don’t care for cheap shots
The flutter of minor events brings about a) a young sovereign
b) the harvest of infinite summer
Love begins with a spoonful of compote
Crying is hard for me Alyosha but to live is incredibly easy
The bride comes out to wash off the dust of the road
Panoramic pavilions tangentially float to the house
And like a demon I am deaf and blind like a demon

Translated by Sasha Spektor, Daniil Cherkassky, and Anton Tenser
The Brooklyn Rail, January 2011.